«Антиква». Второй номер

«Антиква». Второй номер
22.01.2014

Вышел в свет второй номер журнала «Антиква». Обложку этого номера украшает знак об окончании Императорской Академии Художеств, принадлежавший П.А. Шилинговскому. В журнале вы найдете рассказ об уникальных инструментах этого художника.

Номер открывают вступительные слова издателя журнала Игоря Тупальского: «Я очень мало что смыслю в антиквариате, но отнюдь не стыжусь в этом признаться — да, я не являюсь специалистом в этой области. Это связано в первую очередь с тем, что открытой доступной информации по теме ничтожно мало. Знание считается сакральным и передается внутри гильдии сопричастных. А сообщество коллекционеров и антикваров — свой особый мир, куда не очень охотно, а то и вовсе неохотно, пускают чужаков и неофитов. Мы начали выстраивать стратегию журнала через общение с людьми. Поэтому на наших страницах значительное место занимают истории, рассказанные знатоками и экспертами. Ведь восприятие любой уникальной интересной вещи строится через ее историю, историю ее владельцев. И даже подкованный искусствовед не всегда может рассказать о вещи лучше, чем ее владелец, который выстроил с предметом искусства или просто с неким артефактом свои личные эмоциональные связи».

Главный редактор Мити Харшака: «Россия, увы, — гиблое для коллекционера место. Исторические катаклизмы и десятилетиями культивируемое в государстве презрение к материальному обратились вымыванием в небытие огромного предметно-бытового пласта культуры. Изобразительному искусству повезло в несколько большей степени. А предметный мир был разрушен до основания. И насыщение рынка старыми добрыми и честными сохранившимися вещами идет все еще очень и очень медленно. Главным образом за счет ввоза в страну предметов старины с европейских аукционов и антикварных рынков. Местные лавки старьевщика и антикварные салоны почти до дна вычерпали местные ресурсы».

Фотографии главных людей журнала сделаны замечательным петербургским фотографом Алексеем Алексеевым в технике мокрого коллодионного процесса — одной из первых фотографических техник середины XIX века. Рассказ о работах Алексея и возрожденных им чудесах исторических фотопроцессов вы найдете на страницах 86—91.

Главным героем номера стал бизнесмен и коллекционер, создатель Нового музея Аслан Чехоев. «Начало коллекции в основном касалось периода так называемого постсталинского андерграунда, с конца 1950-х до 1980-х. Это были или полностью не воспринимаемые, или частично воспринимаемые художники — Вейсберг, Краснопевцев. В дальнейшем я стал собирать концептуалистов и соц-арт. В моем понимании искусство — это все-таки процесс, и надо понимать — или ты его участник, или ты остаешься на позициях хранителя и продолжателя традиций. Последнее, безусловно, очень важно, но при таком подходе вряд ли ты вносишь что-то новое. А меня все-таки интересует искусство как процесс».

Об этике и тайнах реставрации, о замечательных открытиях и чудесах этой профессии рассказывает действительный член Российской академии художеств, доктор искусствоведческих наук, профессор Юрий Григорьевич Бобров — ведущий российский реставратор церковной живописи, руководитель кафедры реставрации, проректор по науке Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина: «Понять, где остановиться — наверное, самая сложная проблема. Современные документы трактуют профессию реставратора так: реставратор — это тот, кто принимает решения. Это определение имеет типичный западный интеллектуальный оттенок. Мол, это не столько ремесленник, который снимает слой темной олифы. В реставрации самое трудное и ответственное не техническое исполнение, хотя оно важно, а именно принятие решения — до какой степени открыть и является ли нижний слой самым ценным. <...> Общий принцип при раскрытии оригинала — открывать оригинал там, где он сохранился, а там, где он не сохранился и были сделаны поздние ремонты, и под ним нет авторского слоя, там принято оставлять более поздний слой, желательно наиболее ранний и сохранный из них, потому что могут быть наслоения в три-четыре слоя. Кроме того, принято оставлять поздние напластования, которые имеют самостоятельную художественную или историческую ценность, например поздние надписи».

Адвокат и страстный коллекционер Александр Добровинский был главным героем первого номера, а во втором выпуске рассказывает историю одного произведения из своей коллекции — это портрет Марлен Дитрих работы Ман Рэя. «У Марлен Дитрих начинается безумный роман с Александровым. И свои отношения они сохранили навсегда. Она часто писала ему, и в 1963 году по его приглашению она приехала с концертами в СССР. Голливудская дива, немка, секс-символ в Советском Союзе — это было неслыханно! И вот Марлен Дитрих прилетела к своему любовнику. Что она может привезти любимцу публики и баловню судьбы, у которого есть все? Себя и еще раз себя. Она привозит ему в подарок свой портрет, нарисованный никому не известным в СССР художником Ман Рэем чернилами, тушью, гуашью и углем».

О работе галереи, о рынке искусства и реализованных проектах рассказывает московский галерист Ильдар Галеев: «Искусство не подчинено математическим выкладкам, никаким графикам, прогнозам и анализам, потому что в творчестве любого художника есть периоды, некоторые представляют интерес, а некоторые — нет. Отношение к той или иной картине — очень важный субъективный момент для людей. Найдется, скажем, всего один человек на подлинный шедевр, и цена на него остановится на аукционе, а если будут биться двое, особенно если эти двое русские, а они, как известно, «не сдаются», то цена может взлететь до небес, но это ни в коем случае не индикатор».

О своей коллекции искусства и связанных с ней занимательных историях рассказывает Юрий Молодковец — фотограф Государственного Эрмитажа, петербургский художник, куратор и коллекционер: «Я вздохнул тяжко и говорю: «Ничего не поделаешь, Володя, я согласен». Он говорит: «На что?» Я говорю: «Ну вот ты их выложил, я согласен».

Он-то решил, что я одну работу выберу из шести, а я решил, что он предлагает все шесть работ взамен одного Устюгова. Тут, конечно, сыграли количественные показатели, я решил, что моя коллекция существенно увеличится. На этот раз Володя тяжело вздохнул и согласился. Мы расстались с обоюдным ощущением, что произошла какая-то несправедливость».

Кристина Березовская — руководитель и куратор петербургской KGallery: «Нередко случается, что, начав с хрестоматийных имен русских живописцев конца XIX века, коллекционер постепенно переключается на художников «Мира искусства» и «Бубнового валета», начинает читать книги, ходить в музеи и пытаться понять, за что же он отдал такую большую сумму. Человек становится заложником — в хорошем смысле слова — своих же интересов. С каждым новым приобретением вкус и понимание становятся все более глубокими».

Кристина также является одним из организаторов аукциона советского искусства, который в ноябре уже второй раз состоялся в Санкт-Петербурге. Отчет о прошедшем аукционе и наиболее заметных продажах читайте в нашем журнале.

Иные сферы коллекционирования открываются выдающимся собранием четырех поколений «Диктаторов» — так называется модель Студебекера, выпускавшаяся с 1928 по 1937 год. Редактор «Антиквы» Павел Ульянов взял интервью у владельца раритетных авто Сергея Константиновича Чикалева-Демидовского — основателя реставрационной мастерской Retrotruck. «Так получилось, что первым к нам попал последний «Диктатор» 1937 года, а последним — первый 1928 года. И хоть название «Диктатор» пришло на смену наименованию модели «Стандарт-6» в 1927 году, но это была лишь замена имени, а вот полноценный новый автомобиль вышел в следующем, 1928 году. Эволюцию модели «Диктатор» можно полностью отследить на примере нашего ряда».

Наш оружейный эксперт Ники Лоранс со своим коллегой Марином Милчевым показал «Антикве» два уникальных охотничьх ружья второй половины XIX века — это охотничье ружье «Лепаж в Льеже» 1889 года («Бельгиец») и охотничье ружье системы Тешнера — Коллата, 1880-х годов («Немец»). «Бури ХХ века потрясали Россию, как ни одну из других стран: революции, войны, смены общественного порядка — все это вряд ли способствует сохранности старых вещей вообще, а уж оружия и подавно. Сейчас уже трудно проанализировать в деталях обстоятельства, способствовавшие такой сохранности. Руководствуясь некоторыми техническими данными, мы заключаем, что причины были разными. «Бельгийцу» практически не довелось бывать на охотах, его бережно хранили. А с «немцем» охотились, но очень аккуратно, не пренебрегая правилами эксплуатации, проводя регулярные регламентные работы у профессионального оружейника».

Оружейную тему, а точнее, тему боеприпасов продолжает показ части коллекции патронов. О необычном собрании рассказывает его владелец Максим Попенкер: «В силу специфики патронного дела коллекции патронов могут иметь весьма значительные объемы — в тысячи и десятки тысяч единиц хранения. Известны коллекционеры, собирающие патроны только одного калибра, скажем «9х19 Люгер». Их коллекции насчитывают тысячи единиц, но и шансов собрать полную коллекцию у них нет — этот патрон выпускается по всему миру 110 лет, и точного количества его вариаций, скорее всего, не знает никто».

Коллекция солдатских портсигаров 1940—1947 годов, собранная петербургским издателем и коллекционером Михаилом Сапего. Это лишь часть его объемного собрания удивительных артефактов народного творчества. «В силу того что у русского солдата всегда «каша из топора», все из подручных средств, и появляется ослепительная наивность. Вещи несут в себе обаяние несовершенства своих создателей. Если у солдата на войне есть время, материал и желание, тогда появляются подобные вещи. А коллекция говорит, что это явление было достаточно распространенное».

Прослышав от знакомого финского антиквара о том, что в его коллекции появились совершенно уникальные часы, неразрывно связанные с русской историей, мы отправились в Хельсинки. Марко Илостало рассказал нам об уникальных часах с портретом И.В. Сталина: «Одни часы были переданы в музей, а сама история попала в прессу и дошла до внимания руководителей советского государства. Советский торговый представитель связался с заводом Revue, уточнил подробности истории, после чего предложил выкупить весь заказ, включая и экземпляр из местного музея. Когда деньги были получены швейцарской стороной, а часы подготовлены к отправке, заводом было получено распоряжение на их уничтожение, что со швейцарской точностью и было тотчас исполнено. Но компания Revue и советская сторона не знали, что шесть экземпляров часов остались в коллекции господина Кархумяки и таким образом избежали уничтожения».

И в продолжение часовой темы редакция «Антиквы» затеяла любопытный эксперимент с реставрацией часов Longines 1915 года: «Часам предстоит пройти полный цикл от полировки корпуса (хромировать корпус не будем, так как он не стальной, а мельхиоровый), замены стекла, реставрации циферблата, изготовления новых маслин для фиксации ремешка до разборки-сборки и чистки механизма. Посмотрим, что получится. В следующем номере мы сообщим о результатах».

История о возрождении исторических фотографических процессов от фотографа Алексеем Алексеевым: «В мире количество фотографов, работающих в этих техниках, приближается к сотне. Но это все равно очень мало. В нашей стране есть в Петербурге трое, в Москве столько же. Большинство из них учились у меня. Так получилось, что я стал первопроходцем по амбротипии в России. Я знаю всех — от Америки до Австралии. Мы активно переписываемся. Периодически встречаемся на профильных фестивалях. Собирается до сотни человек со всего мира. Нас меньше, чем космонавтов!»

Андрей Харшак — художник-график, историк искусства, эксперт по русской графике XIX—XX веков, почетный член Российской академии художеств, заслуженный художник Российской Федерации — рассказывает о графических инструментах из семейной коллекции, принадлежавших великим художникам В.В. Матэ и П.А. Шиллинговскому.

«Винный ликбез для начинающего собирателя». Александр Матющенко — член Петербургской ассоциации сомелье, эксперт по винам и крепким спиртным напиткам — делится с «Антиквой» базовыми знаниями, необходимыми для начала формирования винной коллекции. Прекрасной иллюстрацией, связывающей темы вина и изобразительного искусства, служит фотография бутылок всех винтажей Шато Мутон Ротшильд с 1945 по 2008 год. Неспроста, ведь с 1945 года этикетки этого великого вина оформляют самые яркие художники ХХ века, среди которых Жан Кокто (1947), Жорж Брак (1955), Сальвадор Дали (1958), Генри Мур (1964), Хуан Миро (1969), Марк Шагал (1970), Василий Кандинский (1971), Пабло Пикассо (1973), Энди Уорхол (1975), Георг Базелиц (1989), Илья Кабаков (2002) и многие другие.

«Антиква» связалась с обладателем крупнейшей и самой ценной в мире коллекцией крепкого алкоголя — Бэем ван дер Бунтом. Голландский коллекционер, который странным образом не попробовал ни одного из этих ценных эликсиров сам, посвятил свою жизнь поискам редчайших и алкогольных напитков. Некоторые коньяки датируются 1789 годом — годом Французской революции и инаугурации Джорджа Вашингтона. Сейчас он собирается продать свою коллекцию, которая оценивается в 10 млн. фунтов стерлингов. В начале 2014 года мы навестим Бэя и опубликуем эксклюзивное интервью.

Ильмира Степанова — коллекционер антикварных кукол специально для «Антиквы» взяла интервью у Франсуа Тэмера (Francois Theimer ) — авторитетного эксперта по старинным французским куклам и игрушкам не только во Франции, но и во всем мире. «В 1863 году в Париже открыли около трехсот дорогих магазинов, где продавались только кукольная одежда и аксессуары. Одни специализировались на обуви, другие торговали роскошными зонтиками или шляпками. Это были сказочные лавки: все миниатюрные вещи изготавливались вручную, с необычайным мастерством и вкусом. Появление одежды для кукол привело к тому, что родители обращались к Урэ с просьбой сшить такие же платья и для детей. Так во Франции появилась детская мода!»

Книжная тема в этом номере раскрывается рассказом Михаила Карасика об шедевреконструктивизма — о книге «Для голоса» Владимира Маяковского и Эль Лисицкого: «Лисицкий сконструировал книгу для чтеца-декламатора, ее страницы сделаны по типу индекса или алфавита. Каждая полоса набрана из материала наборной кассы, а большинство разворотов, по сути, являются «наборными картинами», что отсылает нас к другому, более раннему, типографскому шедевру — футуристическому сборнику Василия Каменского «Танго с коровами. Железобетонные поэмы» (1914). При всех принципиальных различиях книг футуристов и конструктивистов оба издания объединяют репрезентативное качество и ориентация не на индивидуальное, а на публичное чтение».

И завершает номер рассказ и фотографии редактора «Антиквы» Павла Ульянова. Он делится своим взглядом на знаменитую питерскую «Уделку»: «Многие годы я отправлялся на «Уделку» без всякой надобности — порадоваться созерцанию простодушного общения, приобрести бесполезную безделушку, услышать маргинальный фольклор, а главное — погрузиться в атмосферу хаотического паноптикума. Немыслимые инсталляции разнородных объектов, стихийно созданные обывателями-торговцами, порой превосходят современное искусство как по своей выразительности, так и по наполненности внутренними смыслами».

Электронную версию журнала вы можете почитать у нас на сайте: www.antiqua-magazine.ru

А настоящий бумажный журнал вы найдете в лучших заведениях Санкт-Петербурга и Москвы — в антикварных салонах и галереях, в отелях и автосалонах. География нашего распространения постоянно расширяется.


Смесители для кухни по материалам http://www.orangemixers.ru.
Реклама на сайте

Омм мане падме хум, коли не шутишь.

Реклама на сайте статьи